Автономная некоммерческая организация Центр экологических инноваций
  
СЕГОДНЯ:
15 November 2018
Главная Углеродные инвестиции в леса России

Углеродные инвестиции в леса России

Кто станет нашим союзником в следующих климатических переговорах?

Сегодня перед  Федеральным агентством лесного хозяйства стоит задача создания нового лесного реестра, основанного на современных способах учета – электронная база данных, в которой будут содержаться лесные планы, информация будет пополняться аэрофотоснимками, спутниковыми слайдами. Это создаст наиболее точную картину лесного покрова страны. В момент формирования подходов и задач, поставленных перед новым реестром, существует возможность заложить в него информацию о запасах углерода в российских лесах. Зачем же это нужно?

На Международной климатической конференции сторон в Копенгагене в 2009 г. Президент Российской Федерации сказал, что климатическое соглашение будет подписано Россией только при выполнении двух условий: первое – это участие всех стран в следующем климатическом соглашении, второе – при адекватном учете российских лесов. Детальный учет позволит России представить вклад наших лесов в связывание углекислого газа, являющегося основным парниковым газом. В этой связи интересными становятся две цифры: первая – это запас углерода в лесах России, вторая – это ежегодное поглощение атмосферного углерода. И сопоставление этих цифр с показателями углеродного цикла планеты. 

Россия ежегодно подает отчет о состоянии лесов и поглощении углерода в секретариат рамочной конвенции по изменению климата (РКИК) ООН. Представление этих показателей перед международным сообществом на климатических конференциях может позволить адекватно учесть экологические услуги, оказываемые российскими  лесами в планетарном масштабе.  Эти цифры становятся более актуальными, когда появляется их денежное выражение, возникающее с развитием нового глобального углеродного рынка, одного из наиболее динамично развивающихся международных рынков.

На рис. 1 представлена динамика оборота мирового углеродного рынка начиная с 2005 года. Темпы роста объема сделок на этом рынке впечатляют: за первый год рынок вырос на 104%, за второй на 64%, а с началом периода выполнения «киотских» обязательств в 2008 году – на 83%, в 2009 году на 68%!

Цена квот на выброс С02 на основной площадке мирового углеродного рынка – торговой системе ЕС существенно колебалась. К началу 2008 года цена тонны С02-эквивалента достигала 30 евро, затем с развитием глобального экономического кризиса она снизилась до 12-15 евро/т С02-экв.
По данным компании Point Carbon, суммарный оборот на мировом углеродном рынке в 2008 году превысил 122 млрд. долларов США, а в 2009 году достиг 136 млрд. долларов (94 млрд. евро). И это несмотря на стремительное ухудшение ситуации в экономике всех развитых и большинства развивающихся стран в результате общего экономического кризиса.

Существуют три основных механизма торговли «углеродными единицами»: межгосударственная торговля квотами, Проекты совместного осуществления (ПСО), Механизмы чистого развития (МЧР).
Статья 6 Киотского протокола регламентирует Проекты совместного осуществления (ПСО) в странах с переходной экономикой, а Статья 12 определяет в целом аналогичные проекты Механизма чистого развития (МЧР) в развивающихся странах, к которым Россия не относится, и следовательно, этот  экономический механизм в нашей стране не применим. По Статьям 6 и 12 инвестор из развитой страны может вложить средства в тот или иной проект по снижению выбросов на территории другой страны. После сертификации проекта в РКИК ООН, а затем верификации (проверки) его результатов, соответствующие национальные органы выпускают разрешения на выбросы (углеродные единицы Киотского протокола), которые инвестор может использовать для покрытия своих обязательств или же для продажи на углеродном рынке. Проекты МЧР осуществляются в развивающихся странах. Проектные механизмы дают большой вклад в мировой углеродный рынок. Сделки по механизму чистого развития уже превысили 2 млрд. тонн С02-эквивалента общей стоимостью более 24 млрд. евро. Из этого количества сделки на вторичном рынке МЧР составили около 1 млрд. тонн С02-эквивалента, или 2/3 от всего оборота углеродного рынка.

Проекты совместного осуществления (ПСО) также представляют собой экономический механизм. Он позволяет развитым странам, к которым относится и Россия, осуществлять проекты сокращения выбросов или увеличения поглощения парниковых газов в других странах (Приложение 1 Киотского протокола). Единицы сокращения выбросов (ЕСВ), производимые в результате таких проектов, могут использоваться как юридическим лицом, так и страной, осуществившей инвестиции, для выполнения своих обязательств.

Рынок ПСО развивается с 3-4-летним опозданием относительно МЧР. В 2008 г., по данным Point Carbon, было выпущено ЕСВ на 800 млн. евро, что в 2,5 раза больше, чем в 2007 г. Объем сокращений составил 100 млн. тонн СО2-эквивалента, что также примерно в 2,5 раза больше, чем в 2007 г. Кроме зарегистрированных проектов, еще более 150 заявлено для выполнения. Их документация имеется на сайте РКИК ООН. Общий объем прогнозируемых сокращений выбросов парниковых газов по всем проектам – свыше 300 млн. тонн С02-эквивалента.

Основной потенциал для проектов совместного осуществления находится в странах с переходной экономикой, где, как правило, существует больше возможностей для сокращения выбросов с меньшими затратами. Уже в конце 2008 г. подавляющее большинство стран, перечисленных в Приложении 1 Киотского протокола, полностью выполнили необходимые требования. Это позволяет регистрировать ПСО в правительственных органах сторон участников проекта и выпускать в обращение ЕСВ по облегченной схеме. В их число входит и Россия.

«Классическая» межгосударственная торговля квотами по статье 17 Киотского протокола развивается слабо. Хотя отдельные усилия предпринимаются. Так, страны Центральной и Восточной Европы создали правовую базу внешней торговли квотами. Есть даже примеры таких сделок. Эти работы активно поддерживаются Всемирным банком в рамках концепции «Целевых экологических инвестиций» (другое название «Схема зеленых инвестиций»), которая связывает торговлю квотами по статье 17 с инвестициями в проекты и программы, нацеленные на снижение выбросов парниковых газов.

Механизм торговли квотами позволяет странам-участникам Киотского протокола торговать квотами между собой. В результате обеспечивается сокращение выбросов наименее затратным способом. Это позволяет странам использовать более эффективные с экономической точки зрения способы сокращения выбросов или поглощения парниковых газов независимо от того, в какой стране существуют такие возможности, и в конечном счете снизить общие затраты на снижение выбросов.
Участие России в мировом углеродном рынке и использование мирового опыта внедрения рыночных механизмов для создания условий устойчивого снижения выбросов парниковых газов чрезвычайно актуально для нашей страны. В рамках Киотского протокола в России начинается работа по фактической реализации положений статей 6 и 17, определяющих возможность создания так называемых «углеродных единиц», и торговля ими на международных углеродных рынках.

Торговля квотами по статье 17 Киотского протокола может быть реализована как Схемы зеленых инвестиций (другое название – Схема экологических инвестиций, Green Investment Scheme – GIS). В ее основе лежит «гибрид» между ПСО и торговлей квотами по статье 17 Киотского протокола. Формально сделки заключаются между странами Приложения 1 РКИК ООН, но использование средств увязано с определенными проектами и мерами по снижению выбросов. Страна продает определенную часть своей квоты на выбросы, а полученные в результате сделки средства вкладываются в зеленые проекты, которые в дальнейшем будут генерировать сокращение или поглощение парниковых газов. 

Эту схему можно проиллюстрировать на примере посадки лесов. Россия продает часть своей квоты и полученные средства  вкладывает, например, в посадку лесов, которые в дальнейшем обеспечат сток (поглощение) углекислого газа. В итоге схема позволяет свести к минимуму бюрократические формальности, характерные для ПСО, и самим странам на двусторонней основе заключить сделки  и определить, что нужно для осуществления сделки. 

Распоряжением Правительства РФ координатором и оператором работ в рамках Киотского протокола был назначен Сберегательный Банк РФ (СБ). Банк проводит отбор проектов, направленных на сокращение выбросов парниковых газов, их  оценку, и формирует на их основе портфель проектов для продажи ЕУК заинтересованным  странам. На данный момент процедуру участия в конкурсном отборе Сбербанка прошли 33 проекта общим объемом 60 млн. тонн С02-эквивалента. Среди них нет ни одного лесного проекта.

Возвращаясь к лесной теме, на международных климатических переговорах в Маракеше Россия отстояла возможность зачета  33 млн. т в год углерода, поглощаемого российскими лесами (это соответствует 605 млн. т углекислого газа за пять лет действия Киотского протокола), что может быть приблизительно оценено в денежном эквиваленте в 6 млрд. евро. Эти целевые деньги можно было бы использовать на противопожарные мероприятия, лесопосадки и другие работы в лесном секторе. 
Возвращаясь к теме формирования реестра лесов России, необходимо заложить в него дополнительную информацию, которая позволит пересчитывать данные запасов древесины, возрастов и пород, с учетом бонитета и других параметров, в данные по запасам углерода в древостое. Наряду с информацией о запасах углерода в древостое, в кадастр имеет смысл заложить возможность расчета запасов углерода в почвах, поскольку в некоторых случаях эти запасы сопоставимы, а иногда и превышают запасы углерода в древостое. Эту информацию можно автоматически рассчитывать, исходя из показателя запасов древесины, содержащейся в ГУЛФ (государственный учет лесного фонда).

На сегодняшний день существует ряд российских и международных методик, по которым осуществляется такой пересчет. Автоматизировать его, привязав к базам данных по лесам, возможно как раз на нынешнем этапе формирования лесного реестра. Не секрет, что часть данных по лесоустройству устарела. В некоторых регионах используются данные лесоустройства 80-х годов. Современная ситуация за 30 лет на этой территории, вероятнее всего, отличается от той, которая была зафиксирована. То есть эти данные могут быть также скорректированы при наличии более полной первичной информации. Могут помочь в этом и снимки из космоса, которые после обработки служат основой для ГИС. 

Технология обработки космоснимков и дальнейшего формирования карты следующая: хороший снимок, полученный в хорошую погоду, обрабатывается, выделяются области лесов со схожей растительностью и проводятся контуры, разделяющие различные по породному составу. В наиболее типичные ареалы отправляются экспедиции, фиксирующие породный состав и другие условия произрастания. На основе полученной информации формируется карта растительного покрова. Особенно выгодно использовать данные космоснимков для труднодоступных районов, где по аналогии с исследованными территориями можно выделить схожие ареалы без выезда туда экспедиций.

Центр экологических инноваций реализует проект «Стратегии адаптации и смягчения воздействия изменений климата в секторе лесного хозяйства российских регионов Всемирного наследия и центров биологического разнообразия ЮНЕСКО». Проект реализуется в четырех регионах: Алтай, Байкал (Иркутская обл.), Камчатка и Сахалин. В рамках проекта мы намерены как можно точнее подсчитать запасы и стоки углерода в лесах. Наряду с этим планируется на основе данных Росгидромета и международных оценок составить ретроспективный анализ воздействий изменения климата на леса и сделать прогноз на 30-50 лет. Составив такой прогноз, можно сделать выводы и рекомендации по адаптации территорий к грядущим климатическим изменениям, в том числе к засухам, пожарам, распространению вредителей и другим воздействиям на леса. Рекомендации, выработанные в результате составления прогноза на 20-30 лет, позволят оценить риски и включить меры по противопожарным мероприятиям, количеству и размещению будущих лесопосадок, по борьбе с болезнями леса. Вероятно, выяснятся и другие факторы, которые встанут перед лесохозяйственной отраслью. Делая подобные прогнозы, можно лучше подготовиться к грядущим переменам и противостоять негативным последствиям. 

Кроме рекомендаций, мы планируем осуществить ряд пилотных проектов, с тем, чтобы попытаться задействовать экономические механизмы, заложенные в Киотском протоколе, и с тем, чтобы заложить возможности привлечения дополнительных средств в лесной сектор в следующем климатическом соглашении. Надо признать, что лесная тема на международных климатических переговорах не является приоритетной. Промышленно развитые страны изначально не хотели включать леса и другие естественные экосистемы в первое климатическое соглашение, зафиксированное в Киотском протоколе. Но многие научные исследования, например, доклад Николаса Стерна «Экономика изменения климата», показывают, что без учета лесного сектора невозможно справиться с проблемой изменения климата. Необходимо увеличить сток атмосферного углекислого газа в естественные экосистемы, наиболее понятным механизмом является поглощение углерода лесами. Другое, не менее важное направление, связанное с лесами, – это обеспечить надежное депонирование углерода. Тогда на первое место выходит противопожарная безопасность, а также другие направления охраны лесов. 

Леса чрезвычайно важны как естественное депо для атмосферного углерода. Однако страны тропического пояса, предъявляя претензию развитым странам, резонно замечают, что процесс антропогенного влияния на климат за прошедшее столетие был в большей степени вызван промышленным развитием, и эти страны, прошедшие этап промышленного развития и выбросившие большее количество парниковых газов, должны компенсировать нанесенный ущерб бедным странам. Развитые  страны осознают ответственность и готовы вкладывать средства в проекты в бедных странах, но в такие проекты, которые бы способствовали предотвращению изменения климата. 
Тропические страны предложили выделять средства на защиту лесов тропического пояса от рубок и пожаров. На переговорах в Копенгагене в 2009 г. были достигнуты предварительные договоренности, закрепленные в Канкуне в 2010 г. Промышленно развитые страны готовы выделить до 30 млрд. долл. на  климатические проекты в бедных странах до 2012 г. и увеличить эту сумму до 100 млрд. долл. к 2020 г.

Надо признать,  что вклад бореальных лесов остается недооцененным на международных климатических переговорах. Так, с начала действия Киотского протокола 2008 г., в бореальные климатические лесные проекты не направлены средства, хоть сколько-нибудь сопоставимые с суммами, идущими на защиту тропических лесов. Между тем бореальные леса вносят вклад в стабилизацию климата не меньше тропических. Бореальные леса за счет длительного зимнего периода осуществляют накопление углерода, а тропические поддерживают баланс углерода. Грубо говоря, сколько разлагается органического вещества, столько и поглощается. 

Российская лесная позиция на международных климатических переговорах должна быть усилена. Это поможет оживить международную дискуссию о значимости северных лесов для стабилизации климата нашей планеты. В прошлом году в Канкуне был проведен семинар по российским и бореальным лесам, который организовала официальная российская делегация совместно с некоммерческими организациями: Центром экологических инноваций (Россия) и Фондом защиты окружающей среды (США). К следующим переговорам в декабре 2011 г. в Дурбане мы хотим консолидировать силы большего количества некоммерческих организаций, университетов и институтов для освещения роли  и значимости  бореальных лесов.

Сегодня роль северных лесов незаслуженно игнорируется. Страны Европы, Япония, не имея больших площадей для восстановления лесного покрова, делали упор на развитие и внедрение технологий, нацеленных на снижение выбросов парниковых газов, надеясь стать основными продавцами новых технологий. Конечно, есть страны ЕС, которые заинтересованы в посадках леса, к ним относятся Финляндия,  Швеция, Австрия. Соединенные Штаты Америки, инициируя Киотский протокол, имели планы восстановления лесов на своей территории, но, сменив политический курс и не подписав Киотский протокол, пошли по пути снятия ограничений на выбросы, дабы не ставить преград перед развитием своей промышленности. Размышляя о следующем глобальном климатическом соглашении, можно предположить, что проблемы с увеличением лесистости в Штатах за прошедшее десятилетие остались нерешенными, и, возможно, за счет углеродного рынка они захотят увеличить лесопокрытую площадь. В таком случае, в американском обществе должны существовать силы, заинтересованные в повышении значимости бореальных лесов. Но в дискуссиях с американскими учеными выясняется, что в данный момент для них приоритетным остается сохранение существующих лесов. Это объясняется экономическими аргументами: посадка новых лесов дороже мероприятий по его охране.

Канада, страна с подобным нашему климату, заявила, что у них нет управляемых лесов. Это означает, что Канада не засчитывает ни сток, ни выброс парниковых газов, связанный с лесными пожарами в рамках Киотского протокола. Объясняется это тем, что канадские леса в значительной степени подвержены болезням леса, большие массивы съедены жучком.  Канада стала активно перерабатывать древесину на пеллеты и продавать их в Европу. Переход с ископаемого на возобновляемое топливо всячески приветствуется существующим климатическим соглашением и считается, что при сжигании возобновляемых источников энергии выброс равен нулю, поскольку этот углерод задействован в быстром углеродном цикле (произросло, сгорело, снова произросло). 
Наши ближайшие соседи, страны СНГ, заинтересованы во внедрении экономических механизмов, способствующих лесовосстановлению. Так, Казахстан и Белоруссия готовы воспользоваться экономическими механизмами, способствующими повышению лесистости своей территории. Тем более, что экономики наших стран подобны и адаптировать экономические механизмы будет достаточно просто. В повышении лесистости, предотвращении эрозионных процессов заинтересованы и другие страны СНГ. Монголия разрабатывает программу «Зеленой стены Монголии», предназначенную для остановки расширения пустыни Гоби. Программа предполагает создание широкой лесополосы, распространяющейся на тысячи километров.

Таким образом, нашими потенциальными союзниками являются как ближайшие соседи – страны СНГ, так и некоторые страны Евросоюза и США. Возможно, в дальнейшем к этому «бореальному» союзу захочет присоединиться и Канада. Необходимо совместными усилиями обозначить важную роль бореальных лесов в стабилизации климата планеты и предложить ряд мер, направленных на стимулирование лесоохраны и лесопосадок в северных широтах за счет привлечения средств углеродного рынка в лесной сектор.

Андрей СТЕЦЕНКО,
к.э.н., доцент МГУ им. М.В.Ломоносова,
президент Центра экологических инноваций.

Георгий САФОНОВ, 
к.э.н., директор Центра экономики окружающей
среды и природных ресурсов НИУ-ВШ

 

Российские лесные ВЕСТИ

 

Последние новости

Голосование

Что Вы знаете о Киотском протоколе?
 

Автономная некоммерческая организация Центр экологических инноваций